Перестройка как смерть советского публичного пространства